reili

Какое все-таки это страшное слово – аборт. Как много вокруг нас женщин, для которых оно связано с глубокими душевными ранами и тяжелыми переживаниями, о которых не принято говорить. Однако в последние годы у нас это слово стало звучать все чаще – на проповеди в церкви, на телевизионном ток-шоу, на политическом уровне. Раньше таких проблем с рождаемостью, как сейчас, не было, и у нас про аборты говорить было не принято. Их просто делали.

Теперь в нашем обществе это страшное слово звучит как-то обыденно, как неизбежное зло, ведь именно у нас аборты стали элементом семейной культуры. Без них не представляют своей супружеской жизни не только многие наши современницы, но и поколение наших мам, бабушек и даже прабабушек. В этом нет ничего удивительного, потому что первым в мире государством, легализовавшим аборты, стала в 1920 году Советская Россия, а за ней и другие советские республики. Нашим гинекологам хорошо известно, что большинство замужних женщин имеют за плечами по нескольку прерванных беременностей. Среди старшего поколения встречаются женщины, имеющие за плечами до двадцати абортов. Даже не верится теперь, что раньше была такая плодность – несмотря на все последствия аборта для здоровья, женщины беременели вновь и вновь. По свидетельству врачей, работавших в 1960-е – 70-е годы, в крупных советских городах на одного рожденного ребенка приходилось по 5-6 абортов. Поколение, рожденное в те годы, как будто прошло через мелкое сито – большинство их братьев и сестер погибли в результате абортов. Подобная ситуация наблюдалась и позднее; поэтому фактически почти все наши современники – уцелевшие от аборта люди; нам повезло родиться!

Однако аборты – не советское изобретение, они известны миру с древних времен. Среди язычников прерывание беременности при помощи особых трав было достаточно широким явлением, например, о  том, что аборт является допустимым, писали Платон и Аристотель. В то же время их современник Гиппократ в своей знаменитой клятве специально упомянул о том, что спровоцировать аборт (дать абортивный пессарий) является недопустимым для врача. Тем не менее, аборты, впрочем, как и убийство новорожденных младенцев, были распространенной практикой в Древней Греции и Риме. До того момента, как отец семейства торжественно не признавал новорожденного своим ребенком – он не считался человеком.  А в Спарте слабых или больных младенцев просто сбрасывали со скалы.

Христианство стало той силой, которая смогла изменить эти дикие нравы. Цивилизация, основанная на библейских принципах, перевернула весь мир, ведь Библия подчеркивает высокие идеалы семейной жизни: целомудрие, безусловную супружескую верность, многодетность. Плодность и деторождение она показывает исключительно с позитивной стороны, ведь дети в семье – это знак Божьего благословения. В то же время в Библии сурово осуждаются языческие обычаи приносить детей в жертву, иначе называемые проведением детей через огонь или жертвой Молоху, что можно сравнить с современными абортами.

Отцы Церкви прямо высказывались против языческих абортивных практик, а на Шестом Вселенском Соборе в VII веке аборт приравнен к убийству. На протяжении последующих веков все христианские страны ввели уголовное наказание за такие действия. То же самое произошло и у мусульман. Вплоть до середины ХХ века и женщина, которая совершила аборт, и врач, который согласился провести эту операцию, рисковали получить смертный приговор. Во Франции, например, такие приговоры выносились еще в 1930-х годах.

Однако постепенный отход от христианских ценностей привел к тому, что в 1970 – 80-е годы аборты были легализованы почти во всех развитых странах. Постепенно в сознании людей право на жизнь ребенка в утробе матери сменилось правом женщины распоряжаться своим телом. Фактически современный мир незаметно вернулся во времена язычества.

Количество абортов в мире постоянно растет. Согласно статистике ООН, в год совершается более 46 миллионов абортов, а за последние 50 лет общее их число превысило 2 миллиарда. Глядя на эти цифры, невольно приходит на ум мысль о третьей мировой войне, которая происходит незаметно вокруг нас. За 6 лет, которые продолжалась Вторая мировая война, погибло около 60 миллионов человек, теперь же каждые полтора года вокруг нас гибнет столько же беззащитных детей под сердцем их матерей.

Остается все меньше стран, где аборты запрещены. На данный момент в Европе таких стран только две: Мальта и Польша  (причем в Польше решение о запрете абортов было вынесено после референдума 1993 года). Законы, защищающие жизнь ребенка в утробе матери, пока еще действуют в большинстве стран Латинской Америки и Африки, во многих мусульманских странах и на Филиппинах, несмотря на то, что на эти страны оказывается сильное давление. Такие влиятельные организации, как Фонд народонаселения ООН,  ЮНИСЕФ, Всемирная организация здравоохранения постоянно подчеркивают важность репродуктивных прав, одно из которых – право на безопасный легальный аборт. Под этим давлением уже сдались Китай и Индия, в которых живет третья часть населения Земли. В этих странах, благодаря возможностям УЗИ, широкое распространение получили селективные аборты девочек, поэтому последние десятилетия у них рождается больше мальчиков, чем девочек. Китай со своей политикой «одна семья – один ребенок» дошел до настоящих изуверств, когда женщин на 9-м месяце беременности ловили на улицах и принуждали к аборту.

Международные организации подчеркивают, что, в случае запрета, вырастает число нелегальных абортов, однако запрет есть запрет, он формирует общественное мнение. Во всяком случае, в результате запрета на аборты остается чистой совесть тех, кто не согласен с этим злом и не хочет в нем участвовать. В Беларуси же, России и других постсоветских странах мы все – через наши налоги – втянуты в это кровавое дело.  У нас аборты фактически являются бесплатными, то есть оплачиваются из кармана налогоплательщиков, а женщина платит только за сопутствующие услуги, например, анестезию. Кроме того, из нашего кармана оплачивается и лечение многочисленных последствий для здоровья, как непосредственно после аборта, так и отдаленных. Поэтому для тех, кто считает, что аборты – это право женщины и никто не может ее в этом праве ограничивать, есть смысл задуматься о том, что мы все являемся детьми Адама и Евы, несем ответственность друг за друга.

Именно поэтому во многих странах появилось движение в защиту жизни нерожденных детей, иначе называемое Пролайф, от английского pro-life, «за жизнь».  Старт этому движению был дан в 1973 году, когда в США после огромного количества манипуляций общественным мнением были легализованы аборты по желанию женщины. В ответ сразу же возникла волна протестов со стороны христиан, небезразличных к тому, что происходит вокруг. Поначалу эти протесты выражались в форме пикетирования абортариев, маршей в защиту жизни и других акций. Однако постепенно защитники жизни в США и других странах поняли, что главным ответом христиан на то зло, которое несут с собой аборты, должна стать молитва, а не агрессивные протесты. Пример того, как поступать со злом, нам подал сам Христос на кресте: «Отче, прости им, ибо не ведают, что творят».   

Фактически каждый абортарий сегодня является Голгофой, на которой гибнут невинные дети, причем это делается по согласию их родителей, руками профессионалов, которые выполняют свою работу в рамках закона. На Голгофе под Крестом стояли Матерь Божья и ученики Христа. Они не могли остановить казнь, они могли только плакать и молиться, надеясь на чудо. Так и в абортарии сегодня христиане не могут остановить детоубийства, а могут лишь просить Бога за женщин, которые туда пришли, за врачей и персонал – Господи, прости им… и надеяться на чудо. И чудеса происходят. Известно много случаев того, как женщины в самый последний момент отказываются от аборта, врачи, делавшие аборты, каются в своих грехах, абортарии закрываются. Цивилизацию смерти, вершиной которой являются аборты, можно победить только цивилизацией любви и жизни.

 

  • Комментарии не найдены
Добавить комментарий