reili

Говоря об угрозах для современной семьи, следует начать с отказа от деторождения, который приобрел в последние годы поистине невиданный размах. Речь идет о глобальном изменении модели семьи, которое стало возможным с появлением в XX столетии понятия «планирования семьи». Впервые за все время существования человечества супруги получили право принимать решение о количестве детей в семье. Мало того, практически везде в мире это право постепенно превратилось в обязанность каждого ответственного родителя, стало показателем образованности  и социального статуса. Человек получил возможность по-своему распоряжаться своей плодностью – удивительным Божьим даром. Но вместо того, чтобы участвовать в планах Творца, выраженных в простых словах «плодитесь и размножайтесь», современные  супруги занялись самостоятельным планированием, сокращая количество детей в семье. Ничего не поменялось с библейских времен – шипение змея в райском саду «будете как боги» по-прежнему является сладкой музыкой для человеческого уха.

Сегодня супругов, согласных рожать столько детей, сколько Бог даст, остались единицы. Как правило, это люди глубоко религиозные, которых очень часто не понимает даже их ближайшее окружение. Из этого правила есть исключение – социально опасные семьи, где родители не занимаются детьми, а только рожают одного за другим, зачастую при этом злоупотребляя алкоголем. Конечно же, последние – постоянная головная боль органов опеки,безответственность этих родителей – излюбленная тема для журналистов. Нас бомбардируют информацией о том, что детей нельзя оставлять одних ни на минуту, рассказывают что в США и Европе детям до 12 лет нельзя ходить по городу без сопровождения взрослых и так далее. Поэтому большинство людей, которые внимательноотносятся к планированию своей семьи хотят родитьхотя бы одного, максимум двоих,  и то, с разницей в 10-12 лет, чтобы иметь возможность окружить их полноценным вниманием.

Статистика подтверждает такую тенденцию – в Беларуси, России и других странах бывшего СССР и почти везде в Европедве трети семей – однодетные. Одна треть – семьи с двумя детьми, а семей с тремя и более детьми всего лишь 5-6 процентов. Поэтому у нас на всякий случай при рождении третьего и последующих детей семью проверяют на адекватность – а вдруг и вы социально опасные маргиналы, раз так стихийно размножаетесь?

К сожалению, почти нигде сейчас не говорится о том, что в многодетной семье дети растут более общительными, ответственными и приспособленными к жизни. Почему? Все просто, многодетные семьи – это загадка для нас сегодня. Не нужно ходить далеко, достаточно посмотреть вокруг нас. Сколько мы знаем знакомых многодетных семей? Именно многодетных, то есть с пятью-шестью детьми? Хорошо, если сможем перечислить такие семьи на пальцах одной руки. Мы толком и представить себе не можем, как такая семья может функционировать, ведь в нашем обществе все подстроено под маленькую семью. А ведь еще сто лет назад большие семьи были нормой, многие наши бабушки и дедушки вышли именно из таких семей, причем из удобств там были речка, печка да свечка. Сегодня же в наших домах холодильники достают до потолка, в каждой комнате по компьютеру или телевизору, во дворах не хватает мест для парковки автомобилей, но детей в наших домах не видно. А если и есть один или двое – их все равно не видно, они в интернете. У нас нет на них времени, ведь мы усиленно зарабатываем, чтобы прокормить этих «спиногрызов».

С отказом от деторождения тесно связан и глобальный демографический кризис, который можно легко описать в трех словах – мир стареет и вымирает. Исключение составляют буквально несколько стран «третьего мира». По прогнозам демографов, к середине XXI века везде в мире будет коэффициент рождаемости меньше 2,1, то есть ни в одной странене будет элементарного замещения поколений. В самом деле, ведь для того, чтобы страна не вымирала, супруги должны родить как минимум двоих детей – за каждого из родителей – и еще третьего за бездетных или не создавших семью. Но такой рождаемости в большинстве развитых стран нет уже более 40 лет, а эффективность экономики в них поддерживается за счет мигрантов.

Эта мрачная картина вымирания нашей цивилизации оттеняется огромным рывком технологического прогресса, который, казалось бы, должен служить нашему добру и облегчать и упрощать нам жизнь. Но тут мы имеем место с удивительным парадоксом: чем легче и комфортнее людям жить на земле, тем меньше детей они хотят родить. В самых богатых странах меньше всего детей и наоборот, чем беднее и примитивнее общество, чем менее люди образованы – тем больше детей в их семьях.

Почему так происходит?

«Родить ребенка — значит выразить свое абсолютное согласие с человеком. Если у меня появился ребенок, то тем самым я как бы сказал: я родился, познал жизнь и убедился, что она настолько хороша, что заслуживает повторения». Эти известные слова чешского писателя Милана Кундеры очень точно выражают сущность и смысл деторождения. Только тот, кто видит смысл в своей жизни, кто радуется тому, что живет – хочет, чтобы эта жизнь не остановилась на нем, хочет ей поделиться с другими.Такой человек не боится выйти навстречу другому человеку, он открыт на мир, который его окружает.  Иными словами можно сказать, что деторождение – показатель счастья.

И наоборот, если мы видим в окружающем мире только негатив, если мы думаем только о своих проблемах, если все нам мешают – о каком деторождении может идти речь? Если мы постоянно жалуемся, постоянно чем-то недовольны, то зачем нам дети? Такая жизненная позиция – прямой путь к отрицанию смысла жизни, к отрицанию самой жизни.

Результат этой позициихорошо виден вокруг нас: Беларусь на пятом месте в мире по употреблению алкоголя, на четвертом месте по самоубийствам, на втором месте по разводам. Аборты за более чем 90-летнюю практику стали элементом национальной культуры. Слишком многие говорят о том, что им страшно пускать детей в этот жестокий мир в такое трудное время. Мы всегда готовы найти множество причин для того, чтобы больше не рожать, а аргументы на то, чтобы родить хотя бы еще одного для нас неубедительны, мы на них реагируем с ухмылкой – мол, пускай другие рожают.

Но давайте посмотрим правде в глаза – мы просто глубоко несчастны, а наш отказ от деторождения – это показатель глубины нашего несчастья. Причем имя нашему несчастью – эгоизм, неумение жить рядом с другими людьми.

Нынешнее молодое поколение – это уже второй виток малодетных семей. Тот, кто сам вырос в маленькой семье – вряд ли захочет стать многодетным папой или мамой, он не привык заботиться о ком-либо, потому чтомир всегда крутился вокруг него. В Китае, где на протяжении более 30 лет проводилась политика «одна семья – один ребенок» возник целый феномен, который называется «маленькие императоры».Семьи с единственным ребенком вкладывали в него все свои силы и финансовые возможности. В результате выросло целое поколение эгоцентричных «императоров», которые не умеют общаться с другими людьми, не умеют уступать, отказывать себе в чем-то.

Вокруг нас огромное количество наших, белорусских «маленьких императоров», которых родители упаковали во все возможные материальные блага, начиная с квартиры и автомобиля, заканчивая выбором профессии и супруга. Однодетные матери стараются контролировать каждое движение своих детей, выливая на единственное чадо всю свою материнскую любовь, рассчитанную на десятерых детей. Эти бедные матери никак не могут понять, почему их чадо не отвечает им такой же любовью. А все объясняется просто, их чадо привыкло потреблять любовь, но не привыкло ее дарить, ведь научиться жертвенной любви можно тольков контакте с ровесниками – братьями и сестрами.

Поэтому грустный финал отказа от деторождения – глобальное одиночество. Вот, он современный мир, который отказался от Божьей заповеди «плодитесь и размножайтесь» -люди оказались не нужны друг другу, заменив живое общение телевизором и интернетом. Как любить ближнего, если я не умею любить никого, кроме себя? Как мне полюбить Бога, если я не умею любить ближнего?

Люди, участвующие в этой беседе

Добавить комментарий