reili«Не бывает ложной надежды, бывает ложным отчаяние» – эти слова врач-физиотерапевт Гленн Доман, основатель оригинальной методики работы с тяжелобольными детьми, адресует родителям. Именно надежда приходит на смену отчаяния к родителям, которые попадают в Институты достижения потенциала человека (англ. The Institutes for the Achievement of Human Potential, IAHP), головной офис которых находится в Филадельфии, США. Такую надежду родителям особых детей Институты дают на протяжении шестидесяти лет. Эту надежду родители вместе с сотрудниками Института дают своим детям.

Особенные дети – это дети со сложнейшими заболеваниями: травмами мозга, умственной отсталостью, детским церебральным параличом, эпилепсией, аутизмом, гиперкинезом, гиперактивностью, дефицитом внимания, задержкой развития, синдромом Дауна… или, как их проще называют в Институтах, дети с повреждением мозга. Независимо от того, является ли это врожденной патологией, следствием родовой травмы, перенесенной инфекции, инсульта или травмы головного мозга в любом другом возрасте, основной принцип работы с ними – это проникновение в суть проблемы, в сам поврежденный орган, головной мозг. Поэтому и лечение не направлено на устранение симптомов, как обычные методы реабилитации: массаж, ЛФК, противосудорожная терапия и т.д.  Лечение непосредственно направлено на сам повреждённый орган –головной мозг. Подобно тому, как растет мускулатура у спортсменов в результате постоянных тренировок, так мозг растет благодаря его использованию – это постулат, на котором держится вся методика работы Института. Повреждение мозга можно сравнить с кирпичной стеной, которая отделяет больного ребенка от окружающего мира. Чем сильнее повреждение, тем толще эта стена. Цель работы с ребенком – разрушить эту стену.

По поводу повреждения головного мозга, Гленн Доман на своих лекциях приводит такие важные для родителей размышления. Если задать вопрос: Сколько клеток в головном мозге? Существует ответ – триллион. Но что такое триллион клеток? Никто не может себе этого представить, ни один врач не знает, что такое триллион клеток. У больного ребёнка может быть повреждена тысяча клеток или даже миллион, но много ли это по сравнению с триллионом?

Головной мозг человека уникален.Бывают ситуации, когда роль поврежденного его участка берет на себя здоровая часть.  И даже после удаления одной половины мозга, оставшаяся половина берет на себя функции удаленной. Это говорит об огромном потенциале человеческого организма, которым наделил его Создатель.«По-видимому, Бог очень любит детей с повреждениями головного мозга, раз Он создает их в таком количестве»,- говорит на своих лекциях основатель института.

Если в результате несчастного случая в одно мгновение может повредиться человеческий мозг, неужели Бог не создал такого механизма, чтобы можно было пройти путь к его восстановлению? На этом основана надежда, которую дают сотрудники Института родителям особых детей. На этом, и не только…

Можно много писать об Институтах, об его основателях и колоссальной работе, которая была проделана и ведется, чтобы постоянно усовершенствовать методики работы с родителями и детьми. О той бесконечной любви к особым детях в Институтах и уважению к их родителям. О  сотрудничестве институтов с НАСА, об их антропологических исследованиях, и исследованиях тысяч детей различных народов и племен, о работе, которая ведется со здоровыми детьми, даря каждому из них право на гениальность и о многом другом. Все это для того, чтобы как можно эффективнее помогать больным детям и их семьям.

С другой стороны, можно рассказать и о том, сколько сил потрачено на борьбу с официальной медициной и общественным мнением, которые не дают шанс подобным детям. Они считают, что лучшее для родителей – это запереть ребенка в стенах интерната или подавлять мозговую активность противосудорожной терапией, препаратами, которые не только угнетают волю ребенка, но и делают его наркозависимым. Официальная медицина в самых тяжелых случаях ставит таким детям приговор – вегетативное состояние, а при внутриутробном исследовании на УЗИ – аборт по медицинским показаниям. Но цель деятельности Институтов не в борьбе с медицинским сообществом, а в реальной помощи детям и их родителям.

Лучше будем говорить о надежде. Результаты работы Институтов впечатляют, они показывают, что дети, которых считают безнадежными – абсолютно таковыми не являются, в них заложен огромный потенциал. Конечно метод Института, это не волшебная таблетка, а огромный труд родителей, которые ежедневно по 6-10 часов работают со своим ребенком. Это труд, который не знает выходных. Ведь родителям в буквальном смысле приходиться воссоздавать те нервные пути в головной мозг и из него, которые были поврежденыили разрушены. Работа направлена на сам головной мозг, на нервные клетки, чтобы из слабых и недоразвитых сделать их мощными, чтобы здоровые клетки могли развиться и заменить собой клетки, которые значительно повреждены или уничтожены.

Так же Институт открывает истину о высоком интеллекте особенных детей, о том, что большинство из них гораздо умнее обычных. Ведь дело в том, что они вынуждены выживать в экстремальных условиях, если могут слышать, они слушают лучше их здоровых сверстников, если могут видеть, то видят гораздо лучше, ведь им необходимо приспособиться к такому жестокому для них миру.

Когда современная медицина говорит о детях, у которых не сохранен интеллект, называя совсем безнадежные случаи, как  нахождение в вегетативном состоянии или бесполезный биологический материал. Институты достижения человеческого потенциала говорят о том,  что нельзя утверждать отсутствие интеллекта, опираясь на том, что ребенок не может показать его наличие, из-за того, что имеет повреждение мозга. Ведь во многих случаях такие детки не могут говорить, чтобы выразить себя и бывают часто настолько парализованы, что даже не могут пошевелить рукой, когда их просят об этом, иногда слепы или имеют значительные проблемы со зрением и слухом…

Но, если зрение нарушено так, что вместо одной картинки ты видишь две отличающиеся друг от друга и поэтому не можешь элементарно застегнуть пуговицы – говорит ли это о том, что ты дебил?.. Или твой слух настолько поврежден, что ты слышишь хаос из звуков и не можешь воспринять то, что говорят тебе – можно ли говорить, что ты умственно отсталый?.. Эти и все другие «странности» таких детей свидетельствуют только о том, что повреждены участки мозга, которые отвечают за передачу информации вовнутрь  или же те, которые передают информацию наружу (как например, способность говорить или двигаться). Так вот, цель работы с детьми – воздействовать на эти поврежденные участки, а не работать отдельно с глазами или с ушами, или с мышцами, которые сами по себе не повреждены в данном случае.

Очень большое внимание в Институтах отведено на подготовку и обучение родителей, ведь именно они являются лучшими учителями и тренерами для своих детей. Ни один врач в мире не сможет работать с ребенком так, как его собственные папа и мама, которые лучше всех в мире знают свое чадо.

Базой для физической и интеллектуальной программы является физиологическая программа. Она включает в себя индивидуальную диету, подобранную специально для каждого ребенка, создание благоприятной для развития мозга окружающей среды, и различные дыхательные программы обеспечивающие мозг достаточным для него количеством кислорода.

Напоследок, небольшая статистика основных побед 2602 детишек на программе Институтов с 1998 по 2012 год (данные Института):
ПОЛЗАНИЕ НА ЖИВОТЕ
Из
1039 детей, которые не могли двигаться, 410 (39%) впервые стали ползать на животе. Они прошли путь от парализованного состояния к способности двигаться, ползать на животе по комнате без всякой посторонней помощи.
ПОЛЗАНИЕ НА ЧЕТВЕРЕНЬКАХ
Из
500 детей, не умеющих ползать на четвереньках, 316 (63%) на­чали это делать. Они преодолели силу тяжести,  перешли на другой уровень от ползания на животе к передвижению по всему дому на руках и коленях.

ХОДЬБА
Из
509 детей, которые не могли ходить, 266 (52%) в первый раз пошли без посторонней помощи.

ЗРЕНИЕ
Из
326 детей, которые были абсолютно слепы, 274 (84%) стали видеть впервые в своей жизни, а 231 из них научились читать.

СЛУХ
Из
135 детей, которые были глухими, 117 детей (86%) впервые смогли слышать.

В этой статье я не говорю о необычных талантах особых детей. О девочке Соне Шаталовой с диагнозом «аутизм» или Ане Карловой и её необыкновенных стихах, о парне, родители которого в 20 лет узнали, что он может писать и теперь его книги – это мировые бестселлеры и многих, многих других детях, необычный мир которых зачастую недоступен беглому взгляду традиционной медицины. Возможно, о них я расскажу в другое время…

Сегодня же хочется закончить словами врача-физиотерапевта Гленна Домана, который всю свою жизнь посвятил работе с детьми.

«Чудеса заключаются не в методиках, а в самом ребенке. Его мозг — самое невероятное чудо!»

                                                                                                                 Наталья Пузанова - мама ребенка с особенным потенциалом.

Подробную информацию об Институтах и о методе можно посмотреть на официальном сайте:  http://www.iahp.org

А также в книге: Гленн Доман. Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга = What To Do About Your Brain-injured Child / Перевод С. Л. Калинина. — Рига: Juridiskais birojs Vindex, SIA, 2007. — 329 с.

 

  • Комментарии не найдены
Добавить комментарий