Ученые начинают осознавать, что ЭКО может стать бомбой замедленного действия



Эволюция возможна благодаря дифференциальному воспроизводству особей с определенными признаками. Если в организме есть «вредоносный» ген, то такой организм будет неспособен к репродукции и погибнет, прежде чем воспроизведет потомство. В какой-то степени это верно и для человеческих существ, хотя мы обычно рассматриваем такие случаи, скорее, как личную трагедию, нежели как волю природы.
Возможно, бесплодие есть иллюстрация действия естественного отбора, когда природа решает, что этот мужчина, женщина или их союз, не «вписываются» в план эволюции. Поэтому, определенно, ЭКО, которое позволяет людям обойти стороной их бесплодие, не может не влиять на человеческую эволюцию.
Этот сложный, но важный вопрос, был затронут норвежскими учеными в недавней статье журнала «Human Reproduction». «Содействие процессу репродукции приводит к переосмыслению сути человеческой природы и общества и, перед лицом глубоких этических вопросов, важно понимать, технические и концептуальные принципы, лежащие в основе этой новой парадигмы», – пишут они.
Ученые указывают на то, что ЭКО систематически изменяет давление отбора (селективное давление), т.к. используются комбинированные искусственные среды и критерии отбора, которые явно отличаются от естественного размножения. Они приводят ряд примеров. Например, с одной стороны, человеческие ооциты или яйцеклетки, которые выживают в процессе селекции, различаются. С одной стороны, фолликулы с обычными яйцеклетками в яичнике высоко чувствительны к ФСГ и ЛГ гормонам; ЭКО яйцеклетки, с другой стороны, могут выжить в суровых лабораторных условиях, в том числе при извлечении и перенесении их в сперму во время некоторых процедур. Для процедуры ЭКО предпочтительными являются сперматозоиды, которые быстро двигаются на короткие дистанции, в то время как природа «выбирает сперматозоидов-марафонцев», способных к длительной ориентировке в женском детородном канале.
ЭКО эмбрионам приходится выживать в условиях контакта с пластиковыми поверхностями и жизни в питательной среде в чашке Петри, под воздействием света, механических манипуляций и резких перепадов температуры. Также могут быть различия в том, как ЭКО эмбрионы переживают имплантацию и возможные выкидыши. Даже пары, которые стремятся к ЭКО, являются представителями определенной социальной подгруппы: «в целом, предпочтительным для ЭКО контингентом являются субфертильные (с пониженной плодовитостью) пары, со стабильными отношениями и высокими, по сравнению с другими, социально-экономическими показателями жизни». Авторы подчеркивают, что многое из того, что они говорят, носит спекулятивный характер, но они заключают, что «самым экстремальным сценарием эволюции является существование субпопуляции, в которой воспроизводство целиком зависит от ЭКО… В целом, очевидно, что ЭКО способствует распространению генетически наследуемых признаков от пар с пониженной фертильностью, и вполне реально, что текущее изучение ЭКО-потомства будет показывать повышенный риск субфертильности для этой группы».
Помимо всего прочего, предоставляя бесплодным людям возможность размножаться, ЭКО может повлиять на передачу таких черт, как, например, устойчивость к воздействию пластиковых поверхностей. К каким результатам это приведет – совершенно неизвестно.
В других недавних статьях, опубликованных в «Human Reproduction», говорится о том, что чашки Петри, в которых ЭКО эмбрионы проводят первые дни своей жизни, наполнены таинственной жидкостью, состоящей из неизвестных ингредиентов.
Состав таких лабораторных культур может влиять на «получившихся» детей: на их вес при рождении, а возможно, иметь и долгосрочные последствия для здоровья. Эти тревожные звоночки звучат не для морализаторской критики.
В саркастичной статье, Ганс Эверс, главный редактор журнала, признался, что он знает гораздо больше об ингредиентах его любимого арахисового масла, благодаря производственной этикетке, чем о составе питательной среды для эмбрионов.
«Невозможно продать ни один препарат на рынке, если Вы не предоставляете его полного состава, но к такой важной субстанции, как питательная среда, которая охватывает всего эмбриона, это не относится: вы можете продать ее, вообще не раскрывая состава. Для меня это неприемлемо», - сказал Эверс для журнала «New Scientis». «В сравнении с остальной медициной, это одна из самых отсталых областей. Мы не можем больше мириться с этим».
Рабочей группой «Европейского общества по вопросам репродукции и эмбриологии человека» (ESHRE) под руководством профессора Арне Сунде, из Университетской больницы в Тронхейме (Норвегия), было обнаружено, что перечень культуральных сред для ЭКО эмбрионов достаточно широк; и состав их, как правило, неизвестен конечным пользователям (эмбриологам, врачам и пациентам). Противоречивыми являются также данные о влиянии последних на эмбрионы.
«У нас нет информации о долгосрочных последствиях влияния питательных сред, но мы не исключаем, что состав их может повлиять на здоровье детей тогда, когда они вырастут и станут взрослыми», – говорит д-р Аткинсон.
Одним из возможных последствий может стать эпидемия хронических заболеваний. Об этом говорит, так называемая, «гипотеза Баркера».
Эта идея происходит из наблюдения за здоровьем голландских детей, зачатых во время сильнейшего пятимесячного голода на оккупированной германскими войсками части Нидерландов с зимы 1944 по 1945 год. Это был идеальный эксперимент – хотя и трагический – о влиянии условий вынашивания беременности на здоровье взрослых.
В среднем возрасте эти дети, рожденные от голодающих матерей, страдают от ожирения, деменции, гипертонической болезни, ишемической болезни сердца и сахарного диабета.
Очень возможно, что эти результаты могут быть соотнесены с суровыми и необычными условиями зачатия в границах чашки Петри.
И хотя в детстве, обнимая ЭКО-малыша мы испытываем удовольствие, нужно учитывать, что спустя 50 лет ЭКО-взрослый может иметь избыточный вес, проблемы с мышлением, диабет, инсульт и стать реальным кандидатом на сердечный приступ.
Миллионы детей-ЭКО живущих сегодня, в отношении здоровья, могут быть бомбами замедленного действия. Пока мы не знаем. Первому ребенку ЭКО, Луизе Браун, только 38. К сожалению, ученые ЭКО закрывали глаза на эти вопросы в течение всех 38 лет.

Вернемся к размышлениям норвежских ученых об ЭКО и эволюции. Позволим сказать им последнее слово. Они пришли к несколько зловещему выводу, что, несмотря на определенный успех ЭКО в «создании» детей для бесплодных пар, все это делает воспроизводство себе подобных все более зависимым от искусственных условий: «Мы считаем, что ЭКО должно рассматриваться в качестве ярчайшего примера того, как человеческий вид становится – не только культурно, но и биологически – зависимым от своих собственных технологий».

Перевод: Ольга Черкасова
Источник: www.mercatornet.com

  • Комментарии не найдены
Добавить комментарий