nesterova_olgaЯ всегда верила в чудеса, знала что самые лучшие надежды оправдываются и мечты сбываются, надо только верить. Но я стала гинекологом…

Быть гинекологом было очень престижно. В группу набирали тех, кто имел высокий балл, либо по блату. И вот я, решив испытать судьбу, подала документы именно туда. Моему удивлению не было границ, когда меня зачислили в группу из 6 человек. Нас научили помогать женщине в разных ситуациях: спасать жизнь, восстанавливать её репродуктивный потенциал и конечно же, самое главное, помогать женщине выносить и родить ребёнка, «быть свидетелями великой тайны». Наша профессия очень многогранна, нужно много знать и уметь, уметь быстро сориентироваться в ситуации и принять единственно правильное решение. Однако была и одна несложная технически, но почему-то всем неприятная операция, такая как аборт. Но пока неизвестно где ты будешь работать, куда тебя определят на рабочем месте. Возможно, вообще не придется с ней столкнуться. С юношеским максимализмом я думала, что смогу уговорить всех женщин, которые придут на аборт, а если нет, тогда от аборта можно будет отказаться, как некоторые заведующие.

Я начала работу в женской консультации. Участок мне достался сельский. С воодушевлением я надеялась применить имеющиеся знания на практике, но никак не получалось. Дело в том, что женщины в 90% случаев ко мне приходили с одной-единственной жалобой, на беременность—желанную или нежеланную. Много было беременных состоящих на учете, но так же много, как и нежелающих сохранять беременность. Прерывание беременности на моем участке было просто методом контрацепции, 2-3 вакуум-аспирации в день было обычным явлением. Эта операция, которую я считала такой незначительной в огромном акушерстве, которую я думала избежать, была у меня самой главной, рутинной операцией. Делай её, совершенствуй технику и все счастливы: начальство, т.к. перевыполняешь план по операциям, женщина, избавляешь её от лишних проблем. Все счастливы кроме одного единственного человека. И этот человек ты. Но кого это интересует? «Кому сейчас легко! Ты сама знала, куда шла и с чем тебе придётся иметь дело! Надо было идти в терапевты» - слышала я высказывания гинекологов, когда речь шла о нежелании кого-то делать аборты.

Я не заметила, как стала просто маленьким болтиком, хорошо отлаженного механизма. «Тебе что сложно сделать вакуум-аспирацию?» -спрашивала я себя. «Нет, несложно, некоторым проще сделать, чем объяснять, что и как». « Но ты же хотела говорить женщинам правду об аборте, его последствиях!» - вспоминала я свои рассуждения. Да, я пыталась, но когда под кабинетом 30 человек, о полноценной беседе речь вообще идти не может. По пути в операционную, бывало, скажешь пару фраз, но нашим женщинам этого явно недостаточно, их голыми руками не возьмёшь и последствиями для своего здоровья не испугаешь.

Но если это обычная операция, как считают многие гинекологи, технически несложная, почему тогда отказ от неё так болезненно воспринимается коллегами. Откажись я от кольпоскопии, которую не во всех женских консультациях делают, никто бы слово не сказал. «Хочешь чистенькой остаться!» - слышала я от гинекологов. Значит что-то здесь не так и не у одной меня «кошки на душе скребут».

Опять начинаются будни, опять много случайно беременных. Дни проходят быстро, но потом наступают ночи, вот это самое страшное время: какой-то непрошенный переводчик начинает переводить с медицинского языка «плодное яйцо 2 см» - это ребенок 4-5 недель, вакуум-аспирация плодного яйца - это убийство ребенка 4-5 недель. Зачем мне это знать, мне с утра на работу! На работе всё тоже самое, всматриваюсь в лица коллег, не нахожу ни тени разочарования в профессии. Как им это удаётся, счастливые! Потом опять ночи откровений, потом к откровениям присоединяются страхи за детей! Всё! Жить с этим невозможно, с этой шизофренией надо кончать!! Но как??? Рассказываю мужу, он не может понять… Государственное медицинское учреждение, какие убийства? У нас, всё по закону, не выдумывай! Я ходила на исповедь, на службу, ничего не помогало.

Я стала похоже на зомби, человек, который ещё жив, но уже мёртв. Днем я делала свою работу, потом со страхом ждала ночи, по крайней мере, можно было поплакать, пока все спят, если проснёшься от кошмаров. К счастью мыслей о суициде не было, но я могу понять состояние человека, решившегося на крайнюю меру. В один прекрасный день, когда я пришла с работы, и дома никого не было, от безысходности я разрыдалась и вдруг мне мелькнула мысль, ведь есть гинеколог, которая уже не делает аборты, и даже знаю, у кого можно попросить её телефон. Узнав телефон Гапоненко Ларисы Константиновны, я тут же его набрала. Не помню, о чём мы говорили, я ревела большую часть разговора, но после этого мне впервые стало легче, первую ночь я спокойно спала. У меня появилась НАДЕЖДА, и это было главное!

Но законного основания отказаться от проведения аборта, как у врача, у меня не было. Кодекс врачебной этики ничего не гарантирует, т.к. носит рекомендательный характер. Да и служебные обязанности никто не отменял, а их невыполнение наказуемо. Нужен был серьёзный аргумент. Оставалось искать спасения в религии. Ссылаться на православную церковь я не могла, так как у нас в консультации все врачи православные, не одна я, и все делают. Так я стала протестанткой. Сектанткой меня иногда называли, но все знали, что эти сектанты абортов не делают и спирали не ставят и меня оставили в покое. Посочувствовали, мол, сбился человек с пути истинного и т.п. Меня такая секта вполне устраивала. За стеной конфессии я спаслась от абортов. Но в том, что я осталась работать гинекологом не моя заслуга. Это стало возможным благодаря удивительной женщине, которая, заведовала нашей консультацией - Ирине Николаевне Мезенцевой. Она могла бы поставить меня перед выбором или делаешь аборты или не работаешь. Но она этого не сделала. Буду благодарна ей всю жизнь.

Я по-прежнему работаю гинекологом, люблю свою профессию и свой коллектив, который проявляет ко мне терпимость.

Вы знаете, что произошло, кроме того что я стала спокойно спать ночами? Я опять верю в чудеса и в то, что мечты сбываются и надежды оправдываются. Как в песне поётся: «Я знаю точно невозможное возможно!».

Чудесами я называю 33 сохраненные детские жизни, благодаря консультированию перед вакуум-аспирацией в женской консультации за 3,5 года работы. 29 женщин отказались от операции аборта в городской клинической больнице №2 за год нашего там присутствия. В Гомеле и областных центрах повесили 24 стенда в защиту жизни, раздали 37 000 буклетов, листовок, брошюр, регулярно проводим городские акции. В июне 2012 года участвовали в автопробеге по улицам города с флагами против абортов. Разместили 6 бигбордов в разных районах, расписали 1 стену около центрального перекрёстка. С сентября 2012 года начался лекционный проект гинеколога с православным священником для школьников 10-11 классов. Это заслуга целой команды из 20 волонтеров и результат сотрудничества с защитниками жизни Могилёва, Витебска, Минска.

Рано или поздно желание отказаться от абортов придет к каждому гинекологу, у каждого своё время. Но лучше раньше, ведь жизнь меняется кардинально не только для нас, но и для наших близких. Хочется, чтобы у каждого врача была возможность отказываться от операции аборта и жить свободно и счастливо.

Ольга Нестерова

  • Комментарии не найдены
Добавить комментарий